Подводные камни перехода

Опубликовано

Обсуждение реформы ценообразования в строительстве идет на всех уровнях. Все новое, как известно, всегда тревожит. И по большей части, тревогу несут подводные камни, которые могут быть на первый взгляд не видны глобально мыслящим реформаторам. Но проектировщики и сметчики, экономисты, бухгалтеры — непосредственные исполнители, видящие весь процесс с другой стороны, как говорится «изнутри»,  отмечают значительные риски для всех участников строительной отрасли.

Переход на ресурсный метод с использованием цен на строительные ресурсы  из ФГИС ЦС должен, по задумке авторов реформы, сделать ценообразование более прозрачным и достоверным.

Я, как бухгалтер, с уверенностью могу сказать о том, что расчетная цена на материалы, будет существенно отличаться от оптовых цен поставщиков. Это подтверждает моя многолетняя практика.

Вот, например, таблица несоответствия рыночных цен на строительные материалы и их стоимости по ФГИС ЦС.

 

Выступая в Белгороде на семинаре по реформе ценообразования в строительстве 5 апреля, президент Союза-инженеров-сметчиков Павел Горячкин отметил: «Самая большая опасность и риск размещения сметных цен в ФГИС ЦС Минстроя России и перехода на ресурсный метод в предлагаемой схеме — когда фактические цены подрядчиков по данным учета себестоимости в строительстве и принятые в сметной и исполнительной документации (в формах КС-2) из ФГИС ЦС цены будут отличаться на значительные величины. В соответствии с принятыми нормативными правовыми актами сметные цены строительных ресурсов ФГИС ЦС станут обязательными для бюджетных строек и гос. корпораций. Сметчик же БУДЕТ ОБЯЗАН включать в документацию только эти цены вне зависимости от данных реальных закупок. В действующей базисно-индексной системе ценообразования сметные цены конкретных ресурсов как бы «размыты» в общей массе индексируемых (из базисных цен 2000 года). В ресурсной смете — все принятые текущие цены на ресурсы станут видны. Кроме того, сразу «обнажатся» несоответствия между учтёнными в Государственных сметных нормативах технологиями и ресурсами и фактически применяемыми. А когда придёт проверка?. Кроме того, есть основания полагать, что цены в ФГИС ЦС могут оказаться значительно выше реальных цен приобретения у подрядчика для крупных объектов с большим объемом закупки. Я даже не удивлюсь, что через некоторое время отдельные производители и поставщики материалов будут использовать рекламный ход — «У нас цены ниже, чем в ФГИС ЦС. Приобретайте у нас! Сделав сметные цены ФГИС ЦС обязательными к применению на всех этапах, в том числе при расчётах за выполненные строительные работы, без увязки с фактическими затратами, — Минстрой России идёт на колоссальный риск и возлагает на себя ответственность со всеми вытекающими последствиями…«

Рядовые сметчики говорят в основном о возрастании трудоемкости при составлении смет, отсутствии базы данных.  Данные по стоимости ресурсов в системе ФГИС, думается, все же появятся.

А вот что не вызывает сомнений, так это то, что трудозатраты сметчиков многократно возрастут.

Вот, например, алгоритм составления смет ресурсным и базисно-индексным методом, приведенный в презентации на конференции «Стратегия развития строительной отрасли в РФ», прошедшей 15 апреля 2019 года:

Как видим, с введением ресурсного метода у сметчиков возникает  необходимость составлять транспортные схемы.

Как выглядит процесс составления сметы в до- и послереформенный период хорошо представлено на сайте «Галактика ИТы»:

Сейчас это выглядит так:

  1. набираем работы,
  2. рассчитываем объёмы,
  3. назначаем индексы или текущие цены, где транспорт уже учтен. Ок — смета готова.

Планировалось:

  1. набираем работы,
  2. рассчитываем V,
  3. для каждого материалы делаем 2 транспортные схемы,
  4. берем отпускные цены из ФГИС ЦС,
  5. вычисляем средние сметные цены с учетом 2 транспортных схем для каждого материала,
  6. назначаем цены.

В проекте:

  1. набираем работы,
  2. рассчитываем V,
  3. берём цены из ФГИС ЦС,
  4. определяем ценообразующие основные материалы,
  5. для основных материалов делаем 2 транспортные схемы,
  6. для основных материалов вычисляем средние сметные цены,
  7. рассчитываем средний коэффициент транспортного удорожания для малоценных материалов,
  8. применяем рассчитанные средние сметные цены.

То есть, если сейчас на поиск и подбор расценок уходит 30% времени, на расчёт V — 70% времени, а про приведение сметы к текущему уровню цен никто не думает, на это тратятся секунды.

Будет:

  1. подбор работ — 15%,
  2. расчет V — 35%,
  3. расчет и применение цен — 50%. (Про затраты времени на пересчет в новые цены вообще грустно умолчим…)

Что в итоге имеем?

Совершенно не прозрачную смету, не поддающуюся автоматизированной проверке. В двух разных по конструктиву объектах, расположенных в одном месте будет разная цена малоценных материалов. И это полбеды… А ещё расчетная цена любого материала никак не совпадёт с фактической отпускной ценой со склада поставщика.

Ух, веселые деньки ждут проверяющих специалистов экспертиз и «Счётной палаты»! Кстати, всё это еще может поменяться! 🙂

https://www.all-smety.ru/company/news/reforma-tsenoobrazovaniya-v-stroitelstve-idyet-polnym-khodom-publikatsiya-tsen-vo-fgis-tss-minstroya/

Что касается других аспектов проводимой реформы, хотелось бы оценить вообще целесообразность ее проведения.  Я хотела бы привести цитату из интервью экс-министра строительства Михаила Меня. Вот как он отзывается о вводе ФГИС ЦС:

«Ресурсный метод, к которому мы создадим предпосылки, создав эту государственно-информационную систему, оценивает и ежеквартально мониторит стоимость всех строительных ресурсов. Это и строительные материалы, это и заработная плата в отрасли, услуги машиномеханизмов и плюс логистика. С сентября эта схема заработает. Ей смогут пользоваться не только участники бюджетного процесса, но и все люди, которые хотят что-либо построить. Система будет в открытом доступе в интернете. Это действительно полезная вещь для всех, и она сделает ценообразование прозрачным, но оно все равно будет приблизительное».

Когда в 2015 году правительство начало готовить реформу ценообразования в строительстве, основными задачами этой реформы были задачи по экономии бюджетных средств ,во-первых, и достижении наибольшей достоверности в расчете сметной стоимости, во-вторых.

Если говорить об экономии, то вопрос это довольно спорный. Как показывает практика, сметная стоимость, рассчитанная ресурсным методом зачастую процентов на 30-40 выше сметной стоимости того же объекта, рассчитанной базисно- индексным методом.

Но то, что ресурсный метод гораздо точнее и достовернее позволяет рассчитать стоимость объектов строительства, в принципе, сомнений не было. И вот, оказывается, что и эта задача не будет достигнута, ценообразование и в этом случае будет приблизительным.

Хочется надеяться, что авторы реформы обратят внимание на эти «подводные камни» и повернутся лицом к проблемам сметного сообщества.

 

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *